Он не был рожден абреком…

На временно оккупированной русскими захватчиками территории Чечни предприняли попытку опорочить еще одну историческую личность Кавказа - абрека Зелимхана Гушмазукаева. 26 сентября была очередная годовщина убийства русскими карателями народного героя.

И преподнесли его образ с величайшей осторожностью, избегая параллели с тем, что было и повторяется по вине русских захватчиков и их приспешников.

Журналистка местного телевидения говорила о нем, как о наместнике гор против русского наместника , старательно обходя противостояние абрека России. То есть война двух наместников, но никак не государств, не народов.

-Он был убит поручиком Кибировым, - отмечала она, и тут же добавила,- кровником. Это было для нее очень важно подчеркнуть, потому что должно было сгладить многое, а по большому счету, ненависть чеченцев к России. В результате получилось, что это была война кровников. Такая вот безыдейная потасовка, оправданная местными адатами.

«Он был заступником угнетенных и бедных в борьбе с богатыми». Это тоже слова журналистки. Социальная несправедливость, но никак не идея и идеология освободительного движения. Если и обездолены, угнетены, то никак не оккупационной властью, а лишь нехорошими людьми, случайно оказавшимися у власти. А то, что в эти годы Чечня снова была охвачена войной и шла массовая резня русскими чеченцев? Ну, тогда, в крайнем случае, бунт, но опять-таки не война. Боже упаси!

«Он никогда не стрелял в спину»,- это звучит уже в устах маленькой девочки, ученицы. Если учесть, что в республике все чаще говорят о том, что муджахеды не жалеют мирных жителей, наносят удары из засад, то совсем нетрудно понять, в чей адрес направлены эти слова. Это намек на «неправедные» действия муджахедов, ведущих эту войну, как могут.

О том, что нынешние марионетки , переметнувшись к врагу, выстрелили в спину собственному народу, здесь, конечно же, не скажут никогда.

Еще один исторический Образ, поставленный на службу новой – сатанинской идеологии .

В разные времена оккупационная система преподносила образ абрека по -разному. В свое время и чеченским писателем Магомедом Мамакаевым было сделано все, чтобы сделать из абрека революционера, за что в Союзе писателей подвергался критике не раз.

Или повесть осетина Дзахо Гатуева «Зелимхан», написанная в 1926 году, еще по свежим следам событий. Нет ничего более совершенного ни до, ни после Дзахо о Зелимхане. Но и он не избежал этой болезни, и показал Зелимхана как человека, который лелеял надежду на русский народ, его революцию.

Сегодня журналисты и некий писатель (нет необходимости называть его имени и делать рекламу) в той же телевизионной передаче преподносят абрека только как Робин Гуда - бездуховного, бесцельного в отношении стремлений народа к свободе и независимости. «Мечтал только о правильной жизни в колониальных рамках».

«Писатель» начинает со слов, что Зелимхана убивали дважды: в 13-м году и сейчас, во время этой войны, когда разрушили памятник ему. И вот единственным человеком, кто сохранил для человечества реального Зелимхана своим маленьким рассказом о нем, был именно он – «Писатель». Так и говорит в эфир: «Может, я не гений, и я решил запечатлеть, и написал рассказ о том, каким был на самом деле Зелимхан… Сохранил для человечества его образ». Так или очень близко к этому говорил он, кто - точно не гений. Таких бездарных гениев в Китае миллиард с лишним.

Каким могут показать абрека в сегодняшней оккупационной системе? Только исключительно в угоду и сторону примирения с Россией. В результате, говоря языком «Писателя», убили Зелимхана в третий раз. И сделал это именно он. Совместно с другими писаками, работающими на идеологию врага, за квартиры и машины, за миску супа. В противном случае им пришлось бы сказать, что Зелимхан воевал за свободу народа, против русских, предателей, доносчиков, подобных сегодняшним. Что история повторяется в зверствах оккупантов, в предательской деятельности российских верноподданных.

Предпринята попытка испоганить еще одно национальное достояние Чечни.

Это четко выстроенная идеология, тенденция – искать во всех исторических знаменитостях только самое слабое, рабское.

Снимают фильмы и пишут книги, стараясь оторвать народ от своих корней, ценностей и направить сознание поколений по холуйскому руслу служения врагу.

Герои сегодняшней Чечни – это те, кто призывал к покорности. Потому так много говорят о Кунта-хаджи, Айдамирове, Г1еза-Хьаьжи, о Таймасхе Гехинской. О последней, больше из-за того, что после плена была обласкана царским двором и отпущена с дарами. На подсознательном уровне народу суют образы тех, кто, так или иначе, почувствовал на себе «добродетель», «справедливость» России.

И еще один штрих из того же телевизионного сюжета. Идет репортаж с места, где стоит памятник Зелимхану (хотя, насколько известно автору этих строк, поставлен он был не именно Зелимхану). Сюда привезли группу женщин, чтобы у этого каменного изваяния вознести дуа по убиенному абреку. Оставим на стороне все остальное, но с каких пор мусульмане стали возносить мольбу у идолов? Просто окружили человеческое изображение и делают дуа. Где еще такого увидишь? Верх язычества или неоязычество, кадыровский или российский модерн. А ведь кто-то организовал этих безрассудных женщин!?

Нет ничего случайного в действиях оккупанта. Снова вернувшиеся в Чечню кибировы даже палатки поставили именно на том месте, откуда абрек с 400 –метрового расстояния стрелял в начальника Веденского округа полковника Галаева. Место, где Зелимхан, в очередной раз произнес дуа, которого он всегда произносил, уничтожая нечисть: «Аллах, если я задумал что-нибудь несправедливое, то отврати мои мысли и удержи мои руки. Если я задумал дело правое, то укрепи мою волю: сделай глаз мой метким и руку твердой. Прости мне мои грехи, прости грехи всем несчастным, вынужденным идти моей дорогой». Так говорил абрек и послал пулю в висок врага. Сегодня же нам дают знать, что мстят за прошлое.

В письме на имя председателя Третьей государственной Думы Зелимхан писал: «Для меня было бы большим нравственным удовлетворением, если бы народные представители знали, что я не родился абреком, не родились ими также мой отец и брат, и другие товарищи». Не родились, но стали ими. По вине русских. И так будет всегда, пока землю эту не покинут северные пришельцы. А убеждать их письмами – дело бесполезное.

Вот уже почти 100 лет мы продолжаем воспринимать Зелимхана только в рамках абречества, разжевывать то, что нам преподносила об этом человеке коммунистическая идеология, а теперь и сатанинская. И никогда не задумывались над тем, чтобы рассматривать его шире, в русле национально-освободительного движения и Джихада. Другими словами, нам не давали этого делать. Да и писатели не были свободны в своих поисках. Просьба к исследователям этой личности и призыв – проснуться от былого гипноза и постараться разобраться в деятельности Зелимхана вне рамок, очерченных вражеской идеологией. Разобраться и в подлинности писем, в составлении которых русские были мастерами. Уверен, могут открыться совершенно новые страницы его жизни.

Помимо научного поиска, должно быть и новое художественное, объемное полотно о жизни этой легендарной личности, написанное не в угоду кому-то или чему-то.

Дата Туташхиа.

ИА DAYMOHK.
29-09-2010  07:50

  Заявление Даты Туташхиа
  Заявление Амира Абубакара Эльмурадова
  Шейх Хамид бин Хамад: «Не было условий для провозглашения Имарата»
  Мысли "вечных" о тленности
  «Я вам оставил место ходить с поднятой головой"
  "Цензор.НЕТ " образумился?
  Наставления кувейтского шейха чеченскому народу
  Поджигатели памяти
  Война, которой не было
  Встречи на перекрестках эпох
  Письмо Председателя Парламента Ичкерии руководству Украины
  Чеченский генерал вернул долг Украине
  Тенденция результативности муджахедов Ичкерии
  Крестовый поход
  Луна в знамениях
  Армия - бомжатник
  Город бессмертной воинской славы
  Миф об оконченной войне
  Ответы Амира Исламского Джамаата ЧРИ (АУДИО) - часть 2-я
  Башни лжецов в огне